- Владислав Джонович,  ваше предприятие – «СМУ Нефтехим», работает  в Красноярском крае с 2008 года. Начали  с Ванкорского месторождения и, судя по тому, что уходить оттуда вы не торопитесь, для «Нефтехима» в Запольярье есть перспектива. Как удалось Управлению закрепиться на объектах государственной важности? С какими  трудностями, изменениями вам приходилось столкнуться, к примеру, в последние несколько лет? Время-то сегодня нестабильное…     

Владислав Косюченко:  Давайте возьмем последние два года. И скажу честно: они были наполнены событиями положительными во всех направлениях. Увеличился кадровый состав. Если в 2015 году мы обходились силами 300 человек, то сегодня у нас трудится уже порядка 700 специалистов различных профессий. Улучшилась логистика, транспортное направление. На последнем я бы сделал акцент, потому как сейчас, помимо сваебойного комплекса, плюсом в работе пошла отсыпка  грунтом технологических площадок трубопроводов: свыше 200 тысяч кубов нам нужно отсыпать – это серьёзный объем. Поэтому купили 30 новых самосвалов, соответственно, вырос штат водителей. 

Увеличение штата я считаю хорошим показателем для своего предприятия. У нас стало больше опытных сварщиков, такелажников, монтажников, бригадиров, инженерно-технических работников. Молодежь просится на работу. Это дает «Нефтехиму» новые возможности. В частности, решать такие вопросы, как строительство межпромыслового нефтепровода «Сузун-Ванкор» без субподрядчиков. Все задачи, поставленные перед нами нашими заказчиками, подразделениями НК «Роснефть»   АО «Ванкорнефть», АО «Сузун» мы полностью решаем своими силами.  И при этом помогаем генподрядным организациям на Сузунском месторождении.

- Кстати, про Сузун. Расскажите, как вы туда попали? На Ванкоре уже делать нечего?

В.К.: Ванкор и Сузун – они неотделимы друг от друга. Попав на Ванкор, я и мои коллеги понимали, что хорошо показав себя в деле, мы получим возможность работать и дальше. А это - Сузунское месторождение с его огромными запасами нефти и газа. Есть еще Тагульское и Мессояхское месторождения – тоже очень перспективные территории. «Нефтехим» смог зарекомендовать себя на Ванкорском направлении своей способностью решать задачи, не побоюсь этого слова -    стратегические. Поэтому компания «Роснефть» доверила нам работать и дальше, то есть - на Сузунском месторождении.

- Что там сейчас делает «Нефтехим»?

В.К.: Строит межпромысловый нефтепровод «Сузун-Ванкор». В этом году - сдача объекта, как подарок 4 сентября 2016 года ко Дню Работников Нефтяной и Газовой промышленности. Трубопровод позволит транспортировать Сузунскую нефть на ЦПС Ванкорского месторождения и далее, через транспортную систему «Транснефть» на Дальний Восток.

- Придя в Красноярский край, вы изначально задали высокую планку для своего предприятия, теперь ее необходимо удерживать. Наверняка, переживаете – вдруг что-то на Сузуне пойдет не так?

 В.К.: Ничуть не переживаю. Потому что на сегодня задача выполнена уже на 90%. Идем с опережением на 2 месяца. Ну, вот есть проблема с поставкой материалов заказчика, но это общая проблема страны. Тендер на поставку материалов для 13-ти участков узлов запорной арматуры, которые предстоит монтировать нашему предприятию, выиграли китайцы. По каким-то причинам они запаздывают с поставкой,  и, возможно, эту работу нам придется выполнять летом. Хотя, если бы поставки были вовремя, то проблем бы не было, и к концу апреля были бы проведены испытания. В целом же в работе «Нефтехима» все отлично, и нет рисков, что труба не будет построена в срок.

 - Давайте перечислим комплекс работ, который сейчас выполняется или будет сделан в ближайшее время.

В.К.: Сейчас идет гидротеплоизоляция трубопровода, осталось всего ничего – 35 километров. Зона ответственности «Нефтехима»  –  это 73 километра трубы. Ее общая протяженность – 93 километра. Единственное, что беспокоит, так это поставка задвижек. Если они придут после окончания зимних работ, числа  25-го апреля, а весну в этом году обещают раннюю, то придется все доделывать летом. А так, по ходу выполнения работ на каждом узле запорной арматуры – УЗА мы их называем на нашем языке - будут оставляться по 2 единицы техники,  жилые вагончики, небольшая столовая, дизельные электростанции. Это тот комплекс мер, необходимый на случай возникновения проблем с поставкой оборудования. Если что – придется, повторюсь, выполнять эти работы летом. Это более проблематично, затратно, но нефть дороже всего.  

 - Самые сложные этапы?

В.К.: Самый трудный этап был в прошлом году, когда только начинали строительство. Был еще организационный период: годом ранее, в конце 2014-го, получили объем трубы, начали сварку   на временных  стеллажах. Потом вывезли трубу в тундру, и тут начались сбои с поставкой технологических материалов – опор, на которых должна лежать труба. Из-за этого наша труба просто лежала в тундре, находилась, образно выражаясь, между жизнью и смертью. Но, слава Богу, мы смогли ее вытащить – иначе бы она действительно просто погибла. Теплоизоляционный материал трубопровода гигроскопичен, и в случае подтопления труб изоляция пришла бы в негодность. В начале марта пошли первые поставки опор. Времени оставалось очень мало, полтора месяца. Вот здесь был самый сложный момент:  нужно было поставить опоры и спасти трубу, хотя бы положить ее на эти опоры.

 - Справились?

В.К.: А куда деваться! Конечно, сделали все возможное и даже больше. Этот рывок в 2015 году, когда Управление приложило максимум усилий по строительству и теплоизоляции  трубы, позволил нам сегодня работать с опережением графика. Спокойнее.   

 - Вот интересно: как вам так удается графики опережать, особенно если поставщик так часто подводит? Потом в авральном режиме приходится план нагонять?

В.К.: В России еще со времен Советского союза было плановое ведение хозяйства. Но планы часто срывались, а потом нагонялись, хотя надо отдать должное плановому хозяйству, это правильно, когда планируется что-либо. Человек должен смотреть вперед,  развивать перспективу. Скажу так:  мы здесь уже не первый год  и, как руководитель, я уже понимаю специфику работы. Задержка поставок заказчика  - это самая главная проблема, которая действительно существует. 

У «Нефтехима» времени всего 5-6 месяцев: с ноября по апрель. На этом все, наша работа заканчивается: тундра растаяла, зимников нет. Допустим, случается срыв поставки материалов, она уходит на конец работы зимника, и в последние два месяца идет максимальная мобилизация производственных и человеческих ресурсов. Открываем все резервы и начинаем в авральном режиме спасать положение. Но эти риски, как правило, предусматриваются и,  в общем- то, мы  поставленную задачу выполняем. Буквально в последний момент в подкате выбиваем мяч, не допускаем гол в свои ворота!  

 - Кстати, о ресурсах, главный из которых, безусловно, человеческий. Люди, работающие с вами в «Нефтехиме», на Ванкоре, Сузуне, какие они?

В.К.: Это люди с большой буквы. Мы работаем и знаем друг друга, в первую очередь – заместители, бригадиры, мастера – не первый год. У нас, в «Нефтехиме», не то что привычка,  а уже гарантированное доверие друг к другу! Поэтому, если надо  - значит надо. Достаточно иной раз даже просто поговорить по телефону, и люди понимают, что необходимо задержаться еще на какое-то время. Это тот костяк, который формировался на протяжении 15 лет.  

 - То есть для вас, как для руководителя, главным принципом является доверие?

В.К.: Безусловно, а как без него работать?

 - Давайте, раз уж речь зашла о людях, про кадровый состав предприятия чуть подробнее поговорим.   

В.К.: К сожалению, в прошлом году я потерял своего друга: ушел из жизни Петр Степанович Пышный. Это был главный мой производственник, он стоял у истоков «Нефтехима», мы начинали вместе. Несколько лет назад  в мои ряды был приглашен Фуныгин Сергей Геннадьевич – мой первый заместитель. Потом Каирский Вадим Леонидович, взявший на себя всю логистику, транспорт, тяжелую технику – целый отдел им был создан под это дело. Недавно я привлек на Сузун Читаева Виктора Андреевича - исполнительного директора. Он полностью занимался направлением Самотлорского месторождения, где тоже есть наши объекты. Но объемы, конечно,  несравнимые с Красноярским рубежом. Саша Волков – главный инженер, прекрасный специалист,  Евгений Матвеев –  с этими людьми я проделал достаточно большой путь.  Это мой кадровый, можно сказать, золотой офицерский состав, с огромным опытом работы на профессиональной ниве и культурой общения с людьми. Я им полностью доверяю, каждый из них способен проводить совещание, вести переговоры  на любом уровне вплоть до Департамента «Роснефти».  

 - А много ли у «Нефтехима» конкурентов? Не мешаете друг другу здесь?   

В.К.: Помимо нас производственные задачи на Ванкоре и Сузуне выполняют еще две организации: «СеверТрансСтрой» - наши, сургутские ребята и «ЗапСибгазмонтаж». Мы не то что мешаем друг другу, а  наоборот – помогаем. Была газовая программа – «Нефтехим» помогал «СеверТрансСтрою». Строили водовод –  и тут «Нефтехим» спешил на помощь. Задачи у всех здесь примерно одинаковые. Но немножко хочу похвалиться: у нас никогда не было субподрядчиков, мы все делали и делаем сами.        

 - Внешнеполитическая ситуация и экономическая блокада нашей страны – эти факторы как-то отразились на возможностях вашего предприятия?  Удается ли оставаться на плаву, сохранять коллектив, зарабатывать, выполнять социальные обязательства?

В.К.: В текущей ситуации определяющую роль играет тот фактор,  что мы выполняем задачу государственной важности, мы строим объекты стратегического значения. Все мы, кто трудится на нише нефтегазодобычи в России, прекрасно понимаем,  что могут быть трудности и даже супертрудности. Но есть нефть, которая обеспечивает нас работой. Отнюдь не хочу сказать, что не было бы счастья, да несчастье помогло,  все-таки Управление существует благодаря государственным заказам, а, значит, будет и соответствующее финансирование. Конечно, у «Нефтехима»  имеются трудности, есть многомиллионные кредиты, но, тем не менее, поставленные задачи выполняются,  и государство в ответ нам эти затраты компенсирует.      

 - Опытным считается тот руководитель, который просчитывает риски и не дает утонуть своему предприятию. Причисляете себя к таковым?

В.К.: На собственном опыте убедился, что любая перспектива начинается  с рисков. Предусмотрев их, можно выполнять любые задачи. Всегда возникают  сложные моменты, но они должны носить оперативный характер, то есть решаться быстро. Не было за всю историю моего руководства «Нефтехимом» безвыходных ситуаций. Я ответил на ваш вопрос?

 - Пожалуй.  Владислав Джонович, вы сделаете работу, весной сдадите объект, осенью нефть пойдет в Китай, а что потом?   

В.К.: У нас наметилась новая программа. Полностью пойдет мобилизация «Нефтехима» на  Сузун. Там будет четыре подводных перехода горизонтально-наклонного бурения. Насколько мне известно, планируется строительство 35 километров внутрипромысловых трубопроводов. Это не так уж и много по сравнению с тем, что мы делаем сейчас.  А дальше пойдет освоение  Тагульского и Мессояхского газовых месторождений. Работы будет много…



 

Куда поехать в апреле