Официальная статистика утверждает: вахтовый метод заработка в нашей стране по-прежнему популярен. Например, с 2011 по 2016 годы численность таких людей выросла на 700 тысяч и составляла на тот момент около 2 млн. человек. Что думают по этому поводу сами вахтовики? Почему они готовы по полгода не видеть родных и близких? В каких условиях им проходится жить и работать? Об этом расскажем на примере сургутской организации АО «СМУ Нефтехим», которая на месторождениях Красноярского края строит трубопроводы под нефть и газ.

 Виталий Разумилов, 40 лет, живет в Иркутске. Профессия – электромонтер

- На севере я работаю 10 лет. Последние 4 года – на Сузунском месторождении (Красноярский край – прим.ред.). Моя задача – это монтаж электрических опор. Собираем их с бригадой на земле, ставим и затем на высоте монтируем провода.

Ты давно на севере, помнишь свою первую вахту?
- Конечно, такое не забывается. До поездок работал в Сургуте, в Ханты-Мансийске. В 2010 году друзья позвали в Пурэнергомонтаж – это в Приобском месторождении. Это была моя первая серьезная вахта длиной в полгода.

Какие были от нее впечатления?

Тяжело, конечно. Одни и те же лица, холод, серые пейзажи. Скажу так: никакой северной романтики не было. Стимул один – побольше заработать. Изначально ехал на два месяца, но потом подкинули калым – остался. Я ехал на два месяца, но потом подработку подкинули и затянуло…

От чего зависит твой заработок на севере?

- Не столько от квалификации, хотя корочки нужны, без них не пройдешь аттестацию. Но больше от того, что умеешь. Потому что никто за тобой ничего переделывать не будет, особенно в моей профессии. Наверху опоры всегда холодно, всегда ветер. Поэтому важно знать свое ремесло.

- Когда домой вернулся после первой вахты, какие ощущения испытал?

- Оооо! Цивилизация! Много света, цвета, красок, людей, кругом движение!

Что запомнилось больше всего, когда на севере работал?

- Тундра. Когда первый раз в нее зашел со своей бригадой в 2015 году. Там не было балков, прямо на грунт накидали пеноплекс, сверху – матрацы, палатками накрыли. Так жили. От гнуса и комарья гул стоит. Работаешь в двойной москитке, а она не дышит, весь потом обливаешься. Чтобы можно было спать, все время брызгаешься репеллентом. И все равно кусали! Я весь в зеленке ходил. Мы в тундру тогда зашли в июне, а вышли только осенью.

Зачем люди едут на север?

- У каждого своя цель. Главная – заработать. Но есть и те, кому необходимо сменить обстановку, найти себя. Кто-то едет, чтобы набраться профессионального опыта. У всех разные ситуации. Но откровенных романтиков я не встречал.

Не возникало желание бросить работу на севере?

- Есть предел, конечно, человеческих возможностей и терпения. Но, повторюсь, все упирается в возможности заработать. К тому же уже настолько привык к северу, к коллективу, что не представляю себя без него. Меня знают, ценят как специалиста. У нас сплоченная бригада, все ребята проверенные. Бывают перебои с зарплатой, но деньги дают. Причем с премиальными, когда мы летом в тундре работаем. В нашей организации и бытовые условия очень неплохие: баня, трехразовое питание за счет компании, спецодеждой обеспечивают. Как дальше вижу свое будущее? Там видно будет, пока с севером прощаться насовсем не хочу. Дома таких денег не заработаешь…

 

Сергей Петрунько, 38 лет, родом из Одессы. Профессия – механик

- О работе на севере слышал только по рассказам знакомых. Решил попробовать тоже. Впервые приехал на вахту в 2012 году. И сразу на 11 месяцев! Поначалу было тяжело морально, непривычно – одни и те же люди, вагончики, распорядок…Когда вернулся домой, боялся на улицу выйти, в супермаркет зайти – настолько отвык от жизни на Большой земле. Честно говоря, были мысли больше не приезжать, но таких денег дома не заработать, а мне нужно было жилищный вопрос решать. За семь лет работы на севере купил квартиру. Дома семья, дочка.

Нет ощущения, что жизнь проходит мимо, когда так долго на вахте работаешь?

- Некоторые нотки сожаления есть. Каждый раз, когда возвращаешься, видишь, как дочка выросла. Но все, кто едет на север, знают, на что идут.

Как обычно складываются отношения в коллективе? Ведь людям приходится подолгу находиться вместе.

- Все люди очень разные. Это техника однотипна (и то каждая машина по-разному себя ведет), а тут люди. К каждому нужен индивидуальный подход. Человека на севере видно сразу. Дома они ведут себя так, а здесь совершенно по-другому. Я много таких примеров видел, в том числе и среди знакомых, когда человек приехал и сломался. Кого-то на неделю хватило, кто-то на третий день домой запросился. Почему? Здесь много причин. Отдаленность, нет привычного образа жизни, жесткие климатические условия – на улице минус сорок пять и все, он из вагончика выходить не хочет.

В чем миссия механика на севере?

- Обеспечивать работу техники. Чтобы все работало. Инструктировать водителей, которые впервые приехали сюда. Водить машину на Большой земле и здесь – разные вещи. Тут совсем другие дороги, зимник, переметы. Чуть в сторону ушел – и все, можно надолго застрять или перевернуться. На севере и, в частности, на Сузунском месторождении совершенно другие дороги. И в 95 процентах случаях людей губит самоуверенность. Мол, да я 30 лет за рулем! Но это еще ни о чем не говорит. Север ошибок не прощает.

Каков рабочий график на севере?

- Все работают по 12 часов. Две смены, включая ночную. Выходных здесь, как правило, не бывает. Дисциплина жесткая, у «Роснефти» - нашего заказчика, высокие требования стандартов качества. Это относится и к работе и к нахождению на территории. За малейшие нарушения следуют многотысячные штрафы. Поэтому желающих работать на севере заранее предупреждают об условиях труда и местных порядках.

- Работу дома не рассматриваешь?

-Нет. Мне там трудно найти достойную оплату. К тому же, трудясь на севере, я ощущаю причастность к команде единомышленников, настоящих профессионалов. Те, кто здесь трудятся, не постесняюсь сказать – это специалисты высокого класса. А других тут и не бывает, собственно. И у всех нас есть уверенность в том, что мы делаем нужное, важное дело в масштабах страны.

- Вот эта знаменитая северная романтика, как раньше – она осталась?

- Скажу за себя: когда я на вахте – думаю о доме. Когда дома - думаю о вахте (смеется  ред.). Это действительно так. Но вот почему – не знаю, не могу ответить. Даже если убрать из расчета денежный фактор, почему-то всегда тянет назад, на север.

 

Нурия Ахметьянова, 39 лет, живет в Уфе. На Сузунском месторождении работает заведующей столовой

- Я на севере четвертый год. До этого работала в Уфе на автозаправке. Там у меня была приличная по местным меркам зарплата – 45 тысяч рублей в месяц, соцпакет. Сюда завлекла подруга. Она давно на вахты ездит, часто про них рассказывала. И все время меня подтрунивала, что ты-то уж точно сюда не поедешь с такого насиженного места. Мне в стало интересно, и я в итоге решилась.

- А зачем? Такое место хорошее было…

- Меня ничего особо дома не держит, дочка выросла. И захотелось что-то новое попробовать. Первая вахта сильного впечатления на меня не произвела. Хотя работа понравилась и, несмотря на то, что я в свою первую поездку попала в самый пик рабочего сезона – зиму, когда в день надо было успеть накормить двести с лишним человек, справилась. Начинала я с повара. Понравился дружный коллектив, все друг другу помогают. Без взаимовыручки тут никак не обойтись.

- Работа тяжелая?

- Да. На севере не бывает легкого труда вообще. У нас, поваров, подъём в три утра. В столовую идет первая смена, готовит завтрак. Днем кормим обедом. С вечера – другая смена, делаем заготовки на следующий день. Еще нужно собрать еду в термосы для выездных бригад, которые работают в тундре.

- Все-таки странно, чем же лично вас так привлекает север, что вы четвертый год подряд сюда приезжаете?

- Наверное, потому, что здешняя жизнь мне понятна. Я люблю свою работу, своих девочек на кухне. Дома больше двух недель находиться не могу – там поневоле втягиваешься в круговорот проблем. Тут, на севере, как-то проще все.

 

Мурадхан Мирзапиров, 54 года, Дагестан. Работает водителем на автомашине КАМАЗ

- На север приехал, как и все - заработать. У нас в Дагестане доходы невелики. Начинал на Ямале в Уренгое. Это было три года назад. Перевозил грузы. А в апреле прошлого года попросился на Сузун. Конечно, было непривычно – я все-таки южный человек, а тут такие холода! Местный климат не каждый выдержит: морозы, ветер, перепады давления сильные. Но зато мне было легко влиться в работу – я родом из горного Дагестана, привычен к сложным дорогам. Они здесь схожи.

- Что приходится возить, какой груз?

- У меня длинномерный КАМАЗ, как мы его называем – площадка. Перевожу трубы, оборудование для буровых машин, цемент.

- Какие сложности испытывает водитель, управляя такой машиной на севере?

- Конечно, площадка отличается от обычного прицепа. Помогает опыт: все-таки я 27 лет за рулем, умею ездить по горным дорогам. Бывало, в пургу попадешь, метель, застрянешь иной раз на зимнике. А сотовая связь не везде ловит. Но в городке знают, куда я уехал, да и мимо обязательно кто-нибудь проедет. Если увидят, что застрял – обязательно помогут. Это железное правило – не бросать на севере человека в трудную минуту.

- Нравится работать на севере? Что здесь главное, кроме возможности заработать?

- Люди. В нашей организации многонациональный коллектив. Откуда и кого только нет! Украина, Казахстан, Дагестан, Осетия, Молдова, Россия… Все приехали сюда и живут вместе. Каждый со своей культурой, традицией – очень интересно общаться между собой.

- Какова основная причина, что ты здесь?

- Деньги. Мы все приехали сюда не от хорошей жизни. Была бы возможность зарабатывать дома – вряд ли бы так сюда рвались. Тут не курорт. У меня дома двое детей. Старший сын отслужил в армии, вернулся, получил образование. Ему более-менее удалось устроиться в жизни. А еще есть дочка и моя задача, как отца – заработать ей на свадьбу. У нас в Дагестане свадьба – это большое событие!

- Сколько так планируешь еще работать?

- Пока здоровье позволит. Надеюсь, удастся накопить нормальную сумму. Я мечтаю дома свое хозяйство завести.

 

Дмитрий Беляев, 23 года, живет в станице Кисляковской Краснодарского края. Работает машинистом экскаватора

- Север меня затянул на три года. После армии выучился на экскаваторщика, немного поработал дома. Потому узнал, что есть моя вакансия на Сузуне.

- Раньше на севере приходилось бывать?

- Никогда! Только по телевизору его и видел! Когда сюда ехал, было дико даже видеть такое количество снега. Что привлекло? Конечно, возможность заработать. Ну, интересно было еще и себя испытать – смогу ли в таких условиях жить и работать.

- Ну и как? Прошел самопроверку?

- Наверное, да, раз третий год здесь (смеется  ред.).

- Расскажи о своей первой вахте.

- Впервые заехал на Сузунское месторождение в апреле. Тут еще в это время снег лежит. А закончилась она в июле. Но первая вахта была для меня все-таки непонятной. Такая больше ознакомительная. А вторая уже более осмысленная. К тому же у меня тогда дочка родилась, есть, ради кого на север ехать работать. Да - очень холодно, ветер обжигающий. Но здешние места мне очень полюбились.

- Трудно работать экскаваторщиком?

- Моя работа требует внимательности. Я начинал свой профессиональный путь в Краснодарском крае в карьере. Но там задача была проще – черпаешь ковшом и кидаешь. А здесь - погрузка-разгрузка, кругом люди. Надо быть осторожным, не совершать лишних движений. Могу сказать, что в нашей организации – СМУ «Нефтехим», я получил колоссальный опыт.

- Что плохого и хорошего в работе на севере можешь сказать?

- На севере мне нравится порядок, дисциплина. У тебя все расписано по минутам, каждый день. Дома иной раз не знаешь, чем себя занять.

- А как дальше смотришь на жизнь?

- Склоняюсь к мысли, что на какое-то время с вахтовыми поездками закончу. Буду искать работу дома. Возможно, когда дочка подрастет, мы и вовсе переедем на север. Но сейчас хочу быть ближе к семье. Мне важно видеть, как растет мой ребенок.

 

...У вахтовой работы есть плюсы и минусы. Хорошая сторона – решение материальных проблем. Другая – тяжелый физический труд в суровых климатических условиях, что рано или поздно отразится на здоровье. Да и долгое отсутствие в семье тоже не лучшим образом сказывается на отношениях и воспитании детей. Конечно, с развитием интернет-технологий стало проще – можно общаться с близкими он-лайн. Но если миграция для большинства населения России сегодня становится единственным способом выживания, то это говорит о серьезных проблемах в экономике государства. У человека должен быть выбор: реализовать себя на месте или уезжать. Практика показывает, что вахтовая миграция чаще всего мера вынужденная. Не от хорошей жизни люди надолго покидают свои семьи.

Соб.инфо